Вторник 18.06.2019 19:57
 
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSSГлавная |
 
 
Mini-chat
300
 
Our poll
Оцените наш сайт
Всего ответов: 283
 
Главная » Статьи » Затмение

Затмение
Странная жизнерадостность охватила меня, когда я после урока испанского направлялась в столовую, и не только потому, что я держалась за руки с самым потрясающим парнем на планете, хотя, конечно, и поэтому тоже. 

Может, это случилось от того, что мой приговор отменили, и я снова была свободной женщиной. Или может, я вообще тут не при чем. 

Может, причиной была та атмосфера свободы, которая распространилась по всей территории школы. Ощущался скорый конец учебного года, особенно это чувствовали выпускники, нервное возбуждение витало в воздухе.

Свобода была так близко, ее можно было потрогать и попробовать на вкус. Ее знаки были повсюду. Стена в столовой была вся обклеена плакатами, а на мусорных урнах красовались разноцветные «юбки» из развевающихся рекламных флайеров. Там были рекламные листовки напоминающие купить школьный ежегодник, сообщающие о собраниях, объявлениях и крайних сроках на заказ платьев и шляп с кисточкой; яркие, неоновых расцветок, агитации младших классов на выборы в администрацию, а также зловещие, увитые розами рекламы выпускного бала. Выпускной вечер состоится уже на следующих выходных, но я получила от Эдварда железное обещание, что больше он никогда не заставит меня туда идти. В конце концов, у меня уже будет этот человеческий опыт. 

Нет, должно быть, именно личная свобода так окрылила меня сегодня. Окончание учебного года не принесло мне той радости, которую, чувствовали другие ученики. Стоило мне только подумать об этом, и я начинала нервничать до тошноты. Так что, я старалась не вспоминать об окончании школы.

Но избежать разговоров совсем было невозможно, эта тема была самая актуальная. 

- Ты уже разослала приглашения? – спросила Анжела, когда Эдвард и я уселись за наш столик. Ее светло-коричневые волосы были собраны в небрежный хвост, а не в обычную гладкую прическу, и ее взгляд был немного безумен. 

Элис и Бен уже сидели за столом рядом с Анжелой. Бен был погружен в чтение комиксов, его очки сползли с тонкого носа. Элис внимательно изучала мой скучный прикид, обыкновенные джинсы и футболка, под ее взглядом я почувствовала себя неловко. Наверное, в своем воображении она уже переодела меня. Я вздохнула. Моё равнодушие к моде было ее вечной занозой. Если бы я ей разрешила, она бы с радостью переодевала меня каждый день – даже несколько раз на дню – как какую-нибудь огромную, объемную бумажную куклу.
 
- Нет, – ответила я Анжеле. – Не вижу смысла. Рене знает, когда у меня выпускной. Кого мне ещё приглашать?

- А ты, Элис?

Элис улыбнулась. 

– Всё сделано.

- Повезло тебе. – вздохнула Анжела. – У моей мамы тысяча двоюродных родственников, и она ждет, что я лично от руки напишу каждому приглашение. Чувствую, я получу кистевой туннельный синдром* (болезненное ощущение в запястье, возникающее после долгой работы на клавиатуре, на пишущей машинке). Но дальше откладывать некуда и это приводит меня в ужас.

- Я помогу тебе. – вызвалась я. – Если ты конечно не против моего ужасного почерка. Чарли это понравится. Краем глаза я заметила улыбку Эдварда. Ему это тоже понравится – я выполняю условия Чарли, и никаких вервольфов.

Анжела была довольна.

 – Это так мило с твоей стороны. Скажешь мне, когда можно зайти.

- Я планировала сама к тебе придти, если ты не против – меня уже тошнит от дома. Чарли освободил меня прошлым вечером. – с усмешкой, объявила я хорошую новость.

- В самом деле? – спросила Анжела, ее обычно спокойные карие глаза слегка осветились восторгом. – А ты говорила, что наказана на всю жизнь.

- Я удивлена ещё больше чем ты. Я была уверена, что он не освободит меня, по крайней мере, до окончания школы.

- Это же здорово, Белла! Надо это отметить.

- Ты не представляешь себе, как классно это звучит.

- И что мы будет делать? – задумчиво проговорила Элис, ее лицо просияло от подвернувшейся возможности. 

Обычно задумки Элис были слишком грандиозны для меня, и сейчас по ее взгляду я поняла, что она задумала нечто из ряда вон выходящее.

- Элис, о чём бы ты ни подумала, я сомневаюсь, что до такой степени свободна. 

- Свобода есть свобода, – отрезала она.

- Я тебя уверяю, что у моей свободы есть четкие границы такие, например, как у континентальной части США.

Анжела и Бен рассмеялись, а Элис скорчила гримасу неподдельного разочарования.
- Ну, так чем мы займёмся вечером? – упорствовала она.

- Ничем. Слушайте, давайте пару дней подождём, чтобы убедиться, что Чарли не шутит. Всё равно скоро выпускной.

- Так отпразднуем на этих выходных, - энтузиазм Элис невозможно было подавить.

- Конечно, – сказала я в надежде унять ее. Я знала, что не буду делать ничего особенного, будет разумнее не спешить. Дать Чарли возможность убедиться, что я заслуживаю доверия и веду себя ответственно, перед тем, как просить его об одолжении.

Анжела и Элис принялись обсуждать варианты, Бен отложил в сторону комиксы и присоединился к беседе. Мои мысли витали далеко. Я удивилась, обнаружив, что моя свободы уже не радовал меня так сильно, как ещё буквально недавно. Пока они обсуждали, чем будут заниматься в Порт Анжелес или в Хокьюэйме, я почувствовала раздражение.
 
Скоро я поняла, что беспокоило меня.

С тех самых пор как я сказала Джейкобу Блэку "прощай" в лесу за нашим домом, меня преследовала неприятное воспоминание, яркой картиной всплывающее перед моим мысленным взором. Оно всплывало в мои мысли через регулярные промежутки времени, словно надоедливый будильник установленный на каждые полчаса, заполняя мое сознание видениями Джейкоба с перекошенным от боли лицом.

 Стоило этим картинам снова наполнить моё сознание, и я точно поняла почему не испытываю радости от своей свободы. Потому что она была неполной. 

 Разумеется, я была вольна идти куда захочу – кроме Ла Пуш; делать, что захочу – кроме встречи с Джейкобом. Я нахмурилась. Должен быть какой-то вариант, который устроит всех.

 - Элис? Элис!

Голос Анжелы вырвал меня из раздумий. Она махала рукой перед лицом Элис, перед ее широко раскрытыми пустыми глазами. Это выражение я знала, и сразу поняла в чем дело – через все мое тело, словно электрический ток, прошла волна паники. Ее пустой взгляд говорил мне, что она видит что-то кроме столовой, что-то, что было по-своему реально. Что-то надвигается, и должно скоро произойти. Я почувствовала, как кровь отливает от моего лица. 

Эдвард раскованно и очень естественно рассмеялся. Анжела и Бен посмотрели на него, но я не отрывала взгляда от Элис. Она неожиданно подскочила, как будто кто-то толкнул ее под столом.

- Пришло время вздремнуть, Элис? - поддразнил Эдвард.

Элис пришла в себя. 

 – Простите, я, похоже, замечталась.

 - Лучше уж мечтать, чем торчать в школе ещё два часа, – сказал Бен.

 Элис вернулась к беседе с ещё большим оживлением – только слегка переигрывая. В какой-то момент я заметила, что ее взгляд задержался на Эдварде, но лишь на мгновение, и потом она вновь посмотрела на Анжелу, прежде чем кто-то ещё успел это заметить. Эдвард ничего не говорил, рассеяно играя прядью моих волос.

 Я с волнением ждала возможности поговорить с Эдвардом о том, что видела Элис, но после обеда мы и минуты не провели наедине.

 Я чувствовала, что он намеренно скрывает что-то от меня. После обеда, Эдвард замедлил шаг и пошел вровень с Беном, обсуждая задания, которые, как я знала, он уже сделал. В перерывах между уроками рядом с нами все время кто-нибудь крутился, хотя обычно у нас с Эдвардом всегда оставалось несколько свободных минут друг для друга. Когда прозвенел последний звонок, Эдвард присоединился к Майку и другим ученикам которые, беседуя, шли на парковку. Я шла за Эдвардом, позволяя ему тянуть меня за собой.

 Сбитая с толку, я слушала, как Майк отвечал на необычно дружелюбные вопросы Эдварда. Похоже, у Майка были проблемы с машиной.

 - … но я только недавно поменял аккумулятор, - говорил Майк. Он посмотрел вперед и снова осторожно на Эдварда. Заинтригованный, так же как и я.

 - Может это проводка? – предположил Эдвард.

 - Может быть. Я на самом деле мало что понимаю в машинах, – признался Майк. – Мне нужно, чтобы кто-нибудь посмотрел мою, но я не могу заплатить Доулингу.

 Я открыла было рот, чтобы предложить своего механика, но быстро захлопнула его. Мой механик сейчас был занят, бегая в облике гигантского волка.

 - Я кое-что смыслю в этом – могу посмотреть, если хочешь. – предложил Эдвард. - Только заброшу Элис и Беллу домой.

 Майк и я, уставились на Эдварда, разинув рты. 

 - Ээ. . . спасибо, - пробормотал Майк, придя в себя. – Но мне нужно на работу, может как-нибудь в другой раз.

 - Разумеется.

 - Пока. – Майк сел в свою машину, недоверчиво качая головой.

 «Вольво» Эдварда, стояла всего в двух машинах от Майка, Элис уже сидела внутри.

 - Что это было? - спросила я Эдварда распахнувшего передо мной дверь машины.

 - Просто предложил помощь. – ответил он.

 Тут Элис, ожидавшая нас на заднем сидении, затараторила быстро-быстро:
 - Не такой уж ты и хороший механик, Эдвард. Может тебе стоит прихватить с собой Розали, ну ты понял, чтобы не облажаться, если Майк позволит тебе помочь ему с машиной. И не только потому, что будет забавно посмотреть на его лицо, если и Розали объявится помочь. Но, так как она предположительно находиться сейчас на другом конце страны в колледже, это будет не самой лучшей идеей. Жаль. Хотя я предполагаю, что с машиной Майка ты и сам можешь справиться. Это только точные настройки хороших итальянских спортивных машин тебе не по зубам. Кстати говоря, об Италии и спортивных машинах, которые я там украла, ты всё ещё должен мне желтый «порше». Не думаю, что согласна ждать до Рождества…

 Через минуту я уже не слышала ее, позволив этой болтовне стать просто шумом на заднем фоне, и терпеливо ждала.

 Мне казалось, что Эдвард избегает моих вопросов. Замечательно. Довольно скоро ему придется остаться со мной наедине. Это всего лишь вопрос времени.

 Эдвард, видимо, тоже это понял. Он высадил Элис на дороге к дому Каленов как обычно, хотя я уже ожидала, что он провезет ее к самому дому и проводит внутрь.

 Выйдя из машины, Элис бросила пронзительный взгляд на Эдварда. Он выглядел абсолютно спокойно.

 - До встречи, – сказал он и едва заметно кивнул.

 Элис повернулась и тут же исчезла между деревьев.
Он молча развернул машину и поехал обратно в Форкс. Я ждала, гадая, начнёт ли он первым. Он не начал, и это напрягало. Что же Элис видела сегодня в обед? Что-то, что он не хочет рассказывать мне, и я попыталась представить причину его скрытности. Может мне стоит подготовиться заранее, прежде чем спрашивать. Я не хотела пугаться, и вынуждать его думать, что я не смогу выдержать этого, что бы там ни было. 

 Так что мы ехали в тишине, пока не подъехали к дому Чарли.

 - Сегодня задали лёгкое домашнее задание, – заметил он.

 - Угу – согласилась я.

 - Ты думаешь, мне снова позволено заходить?

 - Чарли вроде не злился, когда ты заехал за мной, чтобы отвезти в школу.

 Но я была уверена, что Чарли будет чертовски зол если, вернувшись домой, застанет Эдварда. Может мне приготовить что-нибудь особенное на ужин.

 Зайдя в дом, я поднялась наверх, и Эдвард последовал за мной. Он растянулся на моей кровати и уставился в окно, равнодушный к моему нетерпению.

 Я убрала сумку и включила компьютер. Там был оставленный без ответа е-майл от мамы, которая уже начала паниковать по поводу моего затянувшегося молчания. Я забарабанила пальцами ожидая, пока мой древний компьютер тяжело просыпался; пальцы выбивали по столу нервное стаккато. 

 А потом, он накрыл мои пальцы своими и, успокаивая, сжал их.

 - Мы сегодня слегка нетерпеливы? – тихо произнес он.

 Я подняла голову, придумывая саркастический ответ, но его лицо оказалось ближе, чем я ожидала. Его золотые глаза полыхали всего в нескольких сантиметрах от меня, а его прохладное дыхание ощущалось на моих губах. Я могла ощутить его аромат на своем языке. 

 Я забыла, что за остроумный ответ я собиралась произнести. Я даже забыла, как меня зовут

 Он не дал мне шанса опомниться.

 Если бы на то была моя воля, я бы большую часть времени проводила целуя Эдварда. В моей жизни не было таких ощущений, которые можно было бы сравнить с прикосновением его прохладных губ, мраморно твёрдых, но при этом всегда таких нежных, двигающихся вместе с моими губами.

 Не часто все получалось так, как я хочу.

 Так что я была удивлена, когда он запустил пальцы в мои волосы, притягивая ближе моё лицо. Мои руки сомкнулись, крепко обняв его за шею, и в тот момент я мечтала быть сильнее – сильнее для того, чтобы удержать его так. Его рука скользила вниз по моей спине, прижимая меня плотнее к его каменной груди. Даже сквозь свитер, ощущался холод от его тела, и я задрожала – это была дрожь удовольствия, счастья, но почувствовав ее, его руки начали расслабляться и отпускать меня.

 Я знала, что у меня есть примерно около трех секунд, прежде чем он вздохнёт и ловко отстранит меня, пробормотав что-нибудь о том, что мы достаточно рисковали моей жизнью для одного дня. Я попыталась выжать из оставшихся секунд по максимуму, придвинулась ближе к нему, прижавшись всем телом. Кончиком языка я провела по его нижней губе, она была безупречно гладкой, как будто ее отполировали, и ее вкус …

 Он отодвинул моё лицо от себя, с лёгкостью разрывая мои объятия – возможно, он даже не осознавал, что я держала его изо всех сил.

 Эдвард издал тихий горловой смешок. Его глаза светились от возбуждения, которое он решительно подавил.

 - Ах, Белла, – вздохнул он.

 - Я бы сказала - извини, но не буду.

 - И я должен сожалеть, что ты не извинилась, но я не сожалею. Может, я лучше присяду на кровать.

 Я выдохнула, чувствуя легкое головокружение. 

 – Если ты считаешь, что это необходимо…

 Он криво улыбнулся и высвободился.

 Я несколько раз тряхнула головой, пытаясь прийти в себя, и повернулась обратно к компьютеру. Он уже разогрелся и гудел. Вернее, не гудел, а скорее стонал.

 - Передавай Рене привет от меня.

 - Конечно.

 Я просмотрела письмо Рене, иногда качая головой от некоторых ее ошеломляющих поступков. Я была увлечена и напугана точно так же, как и в первый раз, прочитав ее письмо. Это было так похоже на мою маму забыть, что ее парализует боязнь высоты, пока не оказалось, что она уже привязана к парашюту и инструктору. Я немного рассердилась на Фила, ее уже почти два года как мужа, за то, что он разрешил ей это. Я бы лучше заботилась о ней. Я знаю ее гораздо лучше.

 «Ты должна позволить им самим выбирать свой путь, - напомнила я себе. - Ты должна позволить им жить так, как они хотят».

 Большую часть своей жизни я заботилась о Рене, терпеливо отговаривая ее от безумных затей и добродушно терпя последствия тех, от которых мне не удалось ее отговорить. Я всегда была терпелива со своей мамой, удивляясь ей и относясь к ней немного снисходительно. Представила мысленно рог изобилия, наполненный ее ошибками, и улыбнулась сама себе. Легкомысленная Рене.

 Я была совсем другая. Более благоразумная и осторожная. Ответственная, более взрослая. Такой я видела себя. Такой я себя знала.

 От поцелуя Эдварда кровь прилила к голове, и все ещё продолжала пульсировать в висках, а я не могла устоять и всё думала об ошибках матери, которые в корне изменили ее жизнь. Глупая и романтичная, едва окончив школу, она вышла замуж за мужчину, которого совсем не знала, а через год родилась я. Она всегда уверяла меня, что не жалеет об этом, и что я самый лучший подарок в ее жизни. А теперь она сверлит меня снова и снова говоря, что умные люди относятся к браку серьёзно. Умные люди поступают в колледж и делают карьеру до того как связывают себя серьезными отношениями. Она знает, что я никогда не буду такой безрассудной, бестолковой и провинциальной как она…

 Стиснув зубы, я пыталась сосредоточиться, отвечая на ее письмо.

 Затем я обратила внимание на одно предложение и вспомнила, почему не торопилась отвечать. 

 «Ты уже давно ничего не пишешь про Джейкоба. Как он там?»

 Чарли подсказал ей, я уверена.

 Я вздохнула и быстро напечатала, вместив ответ на ее вопрос в два бесчувственных предложения.

 «Думаю, что с Джейкобом всё в порядке. Я не часто с ним вижусь; сейчас он большую часть своего времени проводит с компанией друзей в Ла Пуш.»

 Криво усмехнувшись сама себе, я добавила приветствия от Эдварда и нажала «отправить».

 Я и не догадывалась, что Эдвард тихо стоит за моей спиной, пока не выключила компьютер и не встала из-за стола. Я собиралась накинуться на него с обвинениями, за чтение за моей спиной, но поняла, что он не обращает на меня внимания. Он рассматривал плоскую чёрную коробочку с торчащими в разные стороны проводами. Через секунду, я узнала стереосистему, которую мне подарили на прошлый день рождения Эммет, Розали и Джаспер. Я и забыла обо всех этих подарках, спрятанных под растущей горкой пыли на полу в стенном шкафу. 

 - Что ты с ней сделала? - с ужасом спросил он.

 - Она не хотела вылезать из приборной панели.

 - И ты решила применить пытки?

 - Ты же знаешь, как я пользуюсь инструментами. Боль не была причинена намеренно.

 Он потряс головой, а его лицо исказилось в притворной трагедии. 

 – Ты убила ее.

 Я пожала плечами. 

 – Ну, да.

 - Но им будет больно, если они увидят это, - сказал он. – Я думаю это хорошо, что ты была под домашним арестом. Мне придётся купить новое стерео, прежде чем они заметят.

 - Спасибо, но мне не нужно новомодное стерео.

 - Я собираюсь заменить его не ради тебя.

 Я вздохнула.

 - Ты не слишком радовалась своим подаркам в прошлом году, – произнес он недовольно. Неожиданно, он начал обмахиваться прямоугольным листом бумаги.

 Я не отвечала, опасаясь, что мой голос задрожит. Тот провальный мой восемнадцатый день рождения, со всеми долгоиграющими последствиями – совсем не то, что я хотела бы вспоминать, и я удивилась, зачем он поднял эту тему. Он относится к этому даже чувствительней чем я.

 - Ты знаешь, что срок уже истекает? – спросил он, держа передо мной листок. Это был ещё один подарок – ваучер на авиабилеты, который Эсме и Карлайл подарили мне, чтоб я смогла посетить Рене во Флориде.

 Я глубоко вздохнула и ответила равнодушно:
  – Нет. Я просто о них забыла.

 Выражение его лица стало ясным и добродушным; не осталось и следа от глубоких переживаний, когда он продолжил:
 – Что же, у нас есть ещё немного времени. Тебя освободили... и у нас нет планов на эти выходные, так как ты отказалась идти со мной на бал. - он усмехнулся. 

 - Почему бы ни отпраздновать твою свободу именно так?

 Я выдохнула:
 – Поехав во Флориду?

 – Ты что-то упоминула о континентальной части США, в пределах которой тебе дозволено перемещаться.

 Я подозрительно взглянула на него, пытаясь понять, к чему он клонит.
 - Ну? – спросил он. – Так мы едем повидать Рене или нет?

 - Чарли никогда не разрешит.

 - Чарли не может запретить тебе видеться с матерью. Она всё ещё твоя главная опекунша.

 - Никто не опекает меня. Я совершеннолетняя.

 Он лучезарно улыбнулся. – Именно.

 Я подумала с минуту, прежде чем решила, что это не стоит таких усилий. Чарли будет в бешенстве – не из-за того, что я еду увидеться с Рене, а потому, что Эдвард едет со мной. Чарли не будет разговаривать со мной месяцами, и возможно я снова окажусь заперта дома. Определенно было бы разумнее даже не заикаться об этом. Может через несколько недель, как подарок на выпускной.

 Но было сложно сопротивляться идее увидеться с мамой сейчас, а не через несколько недель. Слишком много времени прошло с тех пор, как я видела Рене. И ещё дольше мы не встречались в приятной обстановке. В последний раз, когда я была с ней в Финиксе, большую часть времени я провела на больничной койке. А потом, когда она сама приезжала сюда, я была почти невменяемая. Определенно у нее остались не лучшие воспоминания об этом. 

 Может, если она увидит, как я счастлива с Эдвардом, она расскажет об этом Чарли, чтобы успокоить его.

 Эдвард внимательно изучал моё лицо, пока я раздумывала. 

 Я вздохнула. 
 – Не на этих выходных.

 - Почему нет?

 - Я не хочу ругаться с Чарли. Не сразу после того, как он простил меня.

 Он нахмурился. 

 – Я думаю, эти выходные подходят идеально, – проворчал он.

 Я покачала головой. 

 – В другой раз.

 - Ты не единственная была заперта в этом доме, как в ловушке, ты знаешь. – мрачно заметил он. 

 Подозрения вернулись. Такое поведение было на него не похоже. Он всегда был невероятно самоотвержен; этим он избаловал меня.

 - Ты можешь идти куда захочешь. - заметила я.

 - Внешний мир не представляет для меня интереса без тебя.

 Я преувеличенно закатила глаза.

 - Я не шучу. - сказал он.

 - Давай будем осваивать внешний мир постепенно, хорошо? Например, мы можем начать с поездки в кино в Порт Анжелес...

 Он застонал. 
 – Не бери в голову. Мы поговорим об это позже.

 - Не о чем больше говорить.

 Он пожал плечами.

 - Хорошо, тогда сменим тему, - сказала я. Я почти забыла о своих переживаниях сегодня днём – он ведь этого добивался? 

– Что сегодня в обед видела Элис?

 Я не сводила глаз с его лица, определяя его реакцию.
 Выражение его лица осталось невозмутимым, только слегка посуровели топазовые глаза. 

 – Она видела Джаспера в странном месте, где-то на юго-западе, возле его бывшей... семьи. Но у него нет никаких причин возвращаться. - он вздохнул. – Это обеспокоило ее. 

 - О, - это и близко не было похоже на то, что я ожидала. Но, конечно, это вполне логично, что Элис беспокоится о будущем Джаспера. Он был ее родной душой, ее второй половинкой, хотя их отношения не были такими страстными как у Розали с Эмметом. 

 – Почему ты не сказал мне раньше?

 - Я не думал, что ты обратила на это внимание, – сказал он. – В любом случае ничего серьезного не произошло.

 Моё воображение сыграло со мной злую шутку. У меня был абсолютно нормальный день, а я перевернула всё так, будто Эдвард что-то скрывает от меня. Мне нужно лечиться.

 Мы спустились вниз, чтобы заняться нашим домашним заданием, если вдруг Чарли вернётся раньше. Эдвард сделал все за пару минут; а я медленно и кропотливо делала все расчёты по математике, пока не решила, что пришло время готовить ужин для Чарли. Эдвард помогал мне, каждый раз корча рожи при виде сырых ингредиентов – человеческая пища была, мягко говоря, отвратительная для него. Я сделала бефстроганов по рецепту бабушки Свон, потому что хотела подлизаться к Чарли. Не самое мое любимое блюдо, но Чарли будет в восторге.

 Чарли похоже уже пребывал в хорошем расположении духа, когда пришел домой. Он даже не был груб с Эдвардом, как обычно. Эдвард привычно извинился за то, что не ест с нами. Звуки вечерних новостей доносились из другой комнаты, но я сомневалась, что Эдвард действительно их смотрел.

 Расправившись с третьей порцией, Чарли положил ноги на соседний стул, и скрестил руки на своем раздутом животе. 

 - Это было восхитительно, Беллс.

 - Я рада, что тебе понравилось. Как дела на работе? - он был слишком занят ужином, чтобы начать разговор раньше.

 - Потихоньку. На самом деле просто застыло все. Мы с Марком играли в карты почти пол дня, – добавил он с усмешкой. – Я выиграл девятнадцать против семи. А потом немного поболтал по телефону с Билли.

 Я попыталась не изменить выражения лица. 
 – Как он?

 - Хорошо, хорошо. Суставы немного его беспокоят.

 - Ох. Это очень плохо.

 - Ага. Он пригласил нас к себе на эти выходные. Он ещё пригласит Клирвотеров и Улеев. Что-то вроде вечеринки…

 - Хм, - все, что я смогла выдавить. Но что я могла сказать? Я знала, что меня не допустят на вечеринку с вервольфами, даже под родительским присмотром. Мне было интересно, не переживает ли Эдвард из-за того, что Чарли проводит время в Ла Пуш. Или же он думает, что поскольку Чарли большей частью проводит время с Билли, который является всего лишь человеком, то он не подвергает себя опасности?

 Я поднялась и собрала тарелки, не поднимая взгляд на Чарли. Я сложила их в раковину и включила воду. Эдвард незаметно возник рядом и схватил полотенце для посуды. 

 Чарли вздохнул и оставил эту тему, к которой, как я предполагала, он ещё вернется, когда мы будем одни. Он поднялся, и направился к телевизору, как в любой другой вечер.

 - Чарли, - обратился к нему Эдвард.

 Чарли остановился посреди нашей маленькой кухни. – Да?

 - Белла говорила тебе, что мои родители на ее последний день рождения подарили билеты на самолёт, чтобы она могла навестить Рене? 

 Я уронила тарелку, которую мыла. Она отскочила от столешницы и с громким звуком упала на пол. Она не разбилась, но забрызгала все вокруг, и нас в том числе, мыльной водой. Но Чарли даже не заметил этого. 

 - Белла? - ошеломлённо спросил он. 

 Я не сводила глаз с тарелки, пока подбирала ее с пола. 
 – Да папа, подарили.

 Чарли громко глотнул, и его глаза сузились, когда он повернулся к Эдварду. – Нет, она никогда не упоминала об этом.

 - Хмм, - промычал Эдвард.

 - А почему ты спрашиваешь? – спросил Чарли жестко.

 Эдвард пожал плечами. 
 - Они уже почти просрочены. Я думаю, Эсме расстроиться, если Белла не воспользуется ее подарком. Конечно, она ничего не скажет по этому поводу.

 Я ошеломленно смотрела на Эдварда.

 Чарли подумал с минуту.
  – Это наверно хорошая идея, чтобы ты навестила свою маму, Белла. Ей будет приятно. Хотя, я удивлён, что ты ничего не говорила об этом.

 - Я забыла, – призналась я.

 Он нахмурился. 
 – Ты забыла, что кто-то подарил тебе билеты на самолёт?

 - Ммм, - промычала я неопределенно и повернулась к раковине.

 - Эдвард, я заметил, ты сказал, что на билеты уже истекает срок, – продолжал Чарли. – Сколько билетов твои родители подарили Белле?

 - Только один для нее … и один для меня.

 Теперь тарелка, приземлилась в раковине, так что много шума она не произвела. Я легко определила приближение скандала по тому, как мой отец выдохнул. Кровь бросилась мне в лицо, наполняя раздражением и досадой. Зачем Эдвард делает это? Я в панике уставилась на пузырьки в раковине.

 - Это даже не обсуждается! - Чарли моментально пришел в ярость, гневно выкрикивая каждое слово.

 - Почему? - спросил Эдвард, его голос был пронизан невинным удивлением. – Ты же только что сказал, что хорошо, если Белла увидеться с мамой.

 Чарли проигнорировал его.
  – Вы никуда не поедете с ним, юная леди! - выкрикнул он. Я развернулась, а он тряс пальцем в мою сторону. Я почувствовала приступ инстинктивной злобы, это была непроизвольная реакция на его тон.

 - Я не ребёнок, папа. И я, если помнишь, больше не наказана?

 - О да, ты наказана. Начиная с этого момента.

 - За что?!

 - Потому, что я так сказал. 

 - Нужно ли мне напомнить тебе, что я уже совершеннолетняя, Чарли?

 - Это мой дом – ты должна следовать моим правилам!

 Мой взгляд стал ледяным. 

 – Как угодно. Ты желаешь, что бы я выехала сегодня? Или у меня есть несколько дней на сборы?

 Лицо Чарли приобрело ярко красный оттенок. Мне тотчас стало страшно, что я использовала козырь с отъездом.

 Я глубоко вздохнула и попыталась говорить здраво.
 – Я приму своё наказание, если натворю что-то плохое, но я не собираюсь терпеть твоё предубеждение.

 Он не смог ничем мне возразить. 

 - Теперь тебе известно, что я имею полное право увидеться с мамой на выходных. Ты соврешь мне, если скажешь, что возражал бы против идеи поехать к маме вместе с Элис и Анжелой.

 - Они девушки, - проворчал он, согласно кивнув.

 - А если я возьму с собой Джейкоба, ты тоже будешь беспокоиться?

 Я назвала это имя, потому что знала, как Джейкоб нравиться моему отцу, но быстро пожалела об этом; зубы Эдварда с лязгом сомкнулись.

 Отец постарался успокоиться, прежде чем ответил:
  – Да, - произнес он неубедительно. – Я буду беспокоиться.

 - Из тебя неважный лжец, папа.

 - Белла… 

 - Я же не направляюсь в Вегас, чтобы выступать в шоу или ещё что-нибудь подобное. Я еду увидеться с мамой, - напомнила я ему. – У нее такие же родительские права, как и у тебя.

 Он бросил на меня испепеляющий взгляд.

 - Или ты намекаешь на то, что мама не в состоянии присмотреть за мной?

 Чарли передернуло от скрытой угрозы в моём вопросе.

 - Надейся, что я не расскажу ей этого. – сказала я.

 - Даже не думай, – предупредил он. 

 – Меня совсем не радует происходящее, Белла.

 - Тебе не из-за чего расстраиваться.

 Он закатил глаза, но буря уже миновала.

 Я повернулась, чтобы вынуть пробку из раковины.

  – Так что, моё домашнее задание выполнено, ужин сделан, посуда помыта, и я не наказана. Я ухожу. Вернусь до половины одиннадцатого.

 - Куда ты идешь? – его лицо, почти вернувшееся в нормальное состояние, опять стало ярко красным.

 - Не знаю ещё, – призналась я. – Я буду находиться в радиусе десяти миль. Устраивает?

 Он проворчал что-то не похожее на одобрение и побрел из кухни. Как и следовало ожидать, после победы, я почувствовала угрызения совести.

 - Ну, так мы идем? – спросил Эдвард тихо, но с энтузиазмом.

 Я обернулась и сердито посмотрела на него.
 – Да. Думаю, нам нужно поговорить наедине. 

 Это нисколько не испугало его, как я того ожидала.
Я начала разговор, только когда мы оказались в безопасности в его машине.

 - Что это было? – требовательно спросила я.

 - Я знаю, что ты хочешь увидеться с мамой, Белла – ты говорила во сне. Беспокоилась о ней, вообще-то.

 - Правда?

 Он кивнул. 

 – Но очевидно, что ты слишком трусишь перед Чарли, и я решил помочь.

 - Помочь? Ты бросил меня на растерзание акулам!

 Он закатил глаза. 
 – Не думаю, что тебе грозила опасность.

 - Я говорила тебе, что не хочу ругаться с Чарли.

 - Никто и не говорил, что ты должна ругаться.

 Я сердито глянула на него. 

 – Я не могу удержаться, когда он начинает строить из себя начальника – мои естественные подростковые инстинкты берут верх.

 Он усмехнулся.

 – Что же, это не моя вина.

 Я задумчиво посмотрела на него. Он, кажется, не замечал этого. Его лицо было безмятежным, когда он смотрел через лобовое стекло. Что-то тут не так, но конкретно указать, что именно я не могла. Может, моё воображение опять разгулялось, как сегодня днем.

 - Это неожиданное желание увидеть Флориду, как-то связано с вечеринкой в доме Билли?

 Он напряг челюсть.
 – Абсолютно никак. Не важно, будешь ты здесь или на другом конце света, ты всё равно туда не пойдешь.

 Это было похоже на то, что только что говорил мне Чарли – они обращались со мной как с непослушным ребенком. Я стиснула зубы, чтобы не закричать. Я не хочу ссориться ещё и с Эдвардом.

 Эдвард вздохнул и когда он заговорил, его голос был снова тёплым и бархатистым:
 – Так чем же ты хочешь заняться сегодня вечером? – спросил он.

 - Мы можем поехать к тебе сегодня? Я так давно не виделась с Эсме.

 Он улыбнулся. 
 – Ей это понравится. Особенно, когда она услышит, что мы собираемся сделать в эти выходные.

 Я простонала, признавая свое поражение.

 Как я и обещала, мы не задержались надолго. Меня совсем не удивило то, что свет ещё горел, когда мы подъехали к дому – я знала, что Чарли будет ждать меня чтоб покричать ещё.

 - Тебе лучше не заходить внутрь. – сказала я. – Это только все осложнит.

 - Его мысли относительно мирные, - поддразнил Эдвард. Выражение его лица заставило меня задуматься, что я пропустила какую-то шутку. Уголки его рта вздрагивали, он сдерживал улыбку.

 - Увидимся позже, - хмуро пробормотала я.

 Он всё же улыбнулся и поцеловал меня в макушку.

 – Я вернусь, когда Чарли захрапит.

 Телек был врублен на полную катушку, когда я вошла внутрь. Я быстренько решила воспользоваться моментом и прокрасться мимо него незамеченной.

 - Может ты подойдешь сюда, Белла? – окликнул меня Чарли, разрушив мой план.

 Я медленно тянула ноги, делая пять необходимых шагов.

 - Что такое, пап?

 - Ты сегодня хорошо провела время? – спросил он. Он выглядел обеспокоенным. Я пыталась найти скрытый смысл в его словах, прежде чем ответила.

 - Да, – произнесла я нерешительно.

 - Что ты делала?

 Я пожала плечами.

 – Мы гуляли с Элис и Джаспером. Эдвард обыграл Элис в шахматы, а потом я сыграла с Джаспером. Он похоронил меня.

 Я улыбнулась. Игра между Эдвардом и Элис была самой забавной вещью, которую я когда-либо видела. Они сидели почти неподвижно, уставившись на доску, пока Элис предвидела ходы, которые сделает Эдвард. А он, читая ее мысли, выбирал ходы, которые она сделает в ответ. Они играли в шахматы большей частью в своих умах; я думаю, каждый передвинул по две пешки, когда Элис неожиданно положила своего короля и сдалась. 

 Игра заняла три минуты.

 Чарли нажал кнопку выключения звука – весьма необычное действие.

 - Слушай, есть кое-что, что я хотел тебе сказать. – он нахмурил брови, чувствуя себя неловко.

 Я тихо села, ожидая. Он встретил мой пристальный взгляд, прежде чем опустить глаза долу. Больше он ничего не сказал.

 - Папа, в чем дело?

 Он вздохнул. 

 – Я не большой спец по таким разговорам. Даже не знаю с чего начать…

 Я ждала.

 - Ладно, Белла. Вот о чём речь. – он поднялся с кушетки и начал расхаживать туда-сюда по комнате, всё время смотря себе под ноги. 

 – Ваши отношения с Эдвардом, по-видимому, довольно серьёзны, и есть некоторые вещи, с которыми тебе следует быть осторожной. Я знаю, ты уже совершеннолетняя, но ты всё ещё юная Белла, и есть много важных вещёй, которые ты должна знать, прежде чем ты… ну, когда ты начнешь физически контактировать с… 

 - О, пожалуйста, пожалуйста, нет! - взмолилась я, подпрыгнув на месте. 

 – Чарли, пожалуйста, скажи мне, что ты не собираешься завести разговор о сексе.

 Он взглядом сверлил дыру в полу.

 – Я твой отец. У меня есть обязанности. Помни, что мне также неловко, как и тебе.

 - Не думаю что это возможно с человеческой точки зрения. В любом случае, мама опередила тебя ещё десять лет назад. Так что можешь не продолжать. Ты свободен.

 - Десять лет назад у тебя не было бой-френда, - пробормотал он неохотно. Я могу сказать, он боролся со своим желанием оставить эту тему. Мы оба стояли, смотря в пол и, отвернувшись друг от друга.

 - Не думаю, что суть как-то изменилась, – пробормотала я, и моё лицо стало таким же красным, как и у него. Это было словно проходить седьмой круг ада; ещё хуже было осознавать, что Эдвард знал, что ожидало меня дома. Теперь понятно, почему он выглядел таким самодовольным в машине.

 - Просто скажи мне, что вы оба ведете себя ответственно. – попросил Чарли, очевидно желая, чтобы в полу открылась дыра, и он смог бы туда провалиться.

 - Не переживай папа, всё совсем не так.

 - Не то, чтобы я не доверял тебе, Белла, но я знаю, что ты ничего не хочешь мне рассказывать об этом, и ты знаешь, что я на самом деле ничего не хочу слышать об этом. Я постараюсь быть объективным. Я знаю, что времена изменились.

 Я неловко рассмеялась. 

 – Может времена и изменились, но Эдвард очень старомодный. Тебе не о чем беспокоиться.

 Чарли вздохнул. 

 – Да это так, – пробурчал он.

 - Ух! – простонала я. – Я действительно не хотела, чтоб ты вынуждал меня говорить это вслух, папа. Правда. Но … Я …девственница, и я не собираюсь в ближайшем будущем менять это.

 Мы оба сжались, но лицо Чарли разгладилось. Он, кажется, поверил мне.

 - Могу я теперь идти спать? Пожалуйста. 

 - Через минуту, – сказал он.

 - О, пожалуйста, папа. Я тебя умоляю.

 - Стыдно больше не будет, я обещаю, - уверил он меня.

 Я мельком взглянула на него, и была рада тому, что он выглядел более спокойным, а его лицо вернуло свой нормальный оттенок. Он плюхнулся обратно на диван, и вздохнул с облегчением - разговор о сексе состоялся.

 - Что теперь?

 - Я просто хочу знать как у тебя дела с друзьями.

 - О. Я думаю хорошо. Я сегодня договорилась с Анжелой, что буду помогать ей с пригласительными на выпускной. Только мы, девочки.

 - Это хорошо. А как насчёт Джейкоба?

 Я вздохнула. 
 – Я ещё ничего не решила по этому поводу, папа.

 - Продолжай, Белла. Я знаю, ты всё сделаешь правильно. Ты хороший человек.

 Отлично. Получается, что если я не смогу найти способ наладить отношения с Джейкобом, я стану плохим человеком? Это был удар ниже пояса.<
Категория: Затмение | Добавил: BIKA (07.04.2009)
Просмотров: 555 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Login form
Categories
Сумерки [26]
Новолуние [27]
Затмение [2]
Ломая рассвет [0]
 
Search
Friends
Каталог фэнтези сайтов Палантир
Фан-клуб сериала
 www.men-xrus.ucoz.ru
Золотые Сумерки Сайт, посвященный Сумеречной Саге Стефани Майер Присоединяйся! Каллены - клан вампиров от Стефани Майер

Всё о Сумеречной саге
Роб + Крис = Любовь
Роберт Паттинсон фан-сайт Ролевая игра «Сумерки»
Первый в России сайт о мире Вольтури



Ролевая игра по Сумеречной саге Сайт поклонников Сумеречной Саги The World Of Twilight

Полезные ссылки
1.Официальный сайт фильма(Russia)

2.Официальный сайт фильма(USA)

3.Цитаты Twilight
Statistic

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2019